К стыду своему и сожалению не много я знаю о своих прародителях. Проблемы, порожденные революциями и социалистическим отечеством, сделали эту тему в нашей семье почти запретной, а когда я вырос – уже некого было расспрашивать.

По отцовской линии знаю только, что дед мой Иконников Семен Иванович был из Нижегородской семьи весьма уважаемого прадеда – купца первой гильдии, члена городского Совета. Были у него доходные дома и пароходы, пятеро сыновей. Деда моего, Семена, отправили учиться в Ростовское кавалерийское училище, а оттуда он попал в Академию Генштаба, прошел первую Мировую войну, за личное мужество произведен в дворянство. А далее – революция… Что пришлось пережить моей бабушке, Абрашевой Нине Петровне, я не знаю, только память ее на этом кончается. Знаю только, что познакомились они в Перми во время гражданской войны, дед тогда служил в контрразведке адъютантом Капеля .Потом дед исчез на какое-то время и появился уже военспецом Красной Армии.В 1936 году Семен Иванович вышел в отставку в чине начальника Штаба корпуса, с бабушкой они развелись и после этого в доме исчезли все фотографии деда, а информация о нем стала табу. Деда своего родного я видел только один раз, тогда я был еще пацаном и ничего понять не мог. 

А бабушка Нина Петровна вскоре вышла замуж за инженера-путейца, истинного петербуржца, Петра Петровича Ципулина. Так у меня появился дед-друг и вторая фамилия.

Надо сказать, что память бабушки была весьма избирательна. Лишив меня истории о Семене Иконникове, она с потрясающей точностью рассказывала о семье своих родителей. Семья была большая – пятеро детей, поэтому Бахка (моя прабабка) всегда была домохозяйкой. А вот Дюдяша ( прадед)  был человеком неординарным. Работать он начал рано, с одиннадцати лет, на оружейном заводе в Перми мальчиком-рассыльным (это вместо телефона или факса). И доработался он до того, что присвоили ему диплом инженера-практика и стал он главным инженером этого самого завода с причитающимися по этой должности казенным домом, конным выездом, кухаркой и прочими благами (к вопросу о проклятом царизме). И все было хорошо, да вот революция свершилась… Прадеда раскулачили, на двенадцати подводах добра вывезли, а ему вместе с многочисленным семейством «минус 12». Так он оказался в Ташкенте в лавке металлоремонта… Слава богу, живы все остались.

По матушкиной линии деда своего Дмитрия я почти не знаю. Был он человеком успешным и образованным, хотя и из крестьянской семьи, кстати, тоже раскулаченную. Жил в Москве, был директором Елисеевского гастронома.Безумно любил свою единственную дочь, мою матушку, баловал ее красивой жизнью, но вот умер он очень рано от туберкулеза, когда маме было только одиннадцать. Но она всегда его помнила и меня назвала его именем, Дмитрием. 

Дмитрий Иконников